Глава 2.
«Номенклатура» М. Восленского.
От коммунистической Номенклатуры – к фашиствующей Олигархии


Что бы ни утверждали меркантилисты, можно предположить, что любой общественный строй гибнет не столько по причине его экономической несостоятельности, сколько из-за разрушительного воздействия мощных «подрывных» идей.

Безусловно, возникновение и развитие этих идей зависят от экономических условий. Но окончательное слово – за «подрывными» идеями. Не случайно тский официоз злобно преследует любое проявление крамолы, любое проявление идейного инакомыслия. Так, советский социализм уничтожила, взорвав его изнутри, историческая правда о «Массовых репрессиях» и социальном угнетении со стороны псевдокоммунистической бюрократии. А вовсе не «падение мировых цен на нефть» и не «отсутствие заинтересованности трудящихся в результатах труда» (как пафосно утверждали «знатоки» из кремлёвской воротни).

СССР и советский строй уничтожило не всеобщее преклонение «совков» перед джинсами, жвачками и рок-н-роллом – его уничтожила историческая правда о сталинских репрессиях. [Пропуск фрагментов текста]

Царский строй также уничтожили не революционные террористы-бомбометатели, и уж, конечно, не прогрессирующая пауперизация населения (которое и сто-двести лет назад было готово терпеть унизительные лишения до беспредельности), а зревшее с середины XIX века всеобщее убеждение в абсолютной порочности помещичье-капиталистических порядков.

Три уникальные книги – «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, «Крутой маршрут» Гинзбург, «Номенклатура» Восленского – оказались способны взорвать советскую систему. А в середине ХХ века считалось, что советский социализм – «навечно»! Кроме этих книг, свой взрыв-запас внесли также книги Б. Дьякова, В. Шаламова, О. Волкова, Герлинга-Грудзинского и других отважных титанов.

Авторов этих книг злобно обвиняли в «клевете», «бездоказательности», «сгущении красок». Но спустя короткое время оказалось, что всё, о чём они писали, – чистая правда.

Одним из мощных идеологических орудий, взорвавших советскую систему, была всемирно известная книга Михаила Сергеевича Восленского (1920-1997) «Номенклатура» (1).

Написанная в 1970 году в СССР, она сначала распространялась в «самиздате», а после обоснования автора на Западе была издана во многих странах. Остроумная, логически последовательная, почти стопроцентно бездоказательная, эта книга давала возможность читателю не только приобщиться к антисоветской идее и воспылать гневом против советского режима, но и получить наслаждение от чертовски увлекательного чтива.

В архивах Восленский не работал (доступа не было), потаёнными документами не пользовался. Роль доказательств в его книге играла фактология (знание фактов) и элементарная логика. Тем не менее, общество эпохи «Перестройки» «на ура» приняло его разоблачения.

Сейчас я читаю «Номенклатуру» М. Восленского, как юмористическую книгу вроде «Золотого телёнка» или «Похождений Бравого Солдата Швейка».

Смех, да и только! Праведный гнев автора против привилегий, квартир, дач, служебных автомашин, телефонов советской номенклатуры в наши дни выглядит нелепым на фоне захваченных ... при капитализме колоссальных богатств. По сравнению с чудовищными преступлениями столичных и провинциальных капиталократов … «волны» стародавние деяния псевдокоммунистической Номенклатуры выглядят невинными шалостями вроде воровства конфет из бабушкиной вазочки.

Мерзостные дела «преуспевающего» класса и его главарей при капитало-фашизме явно круче «воровства конфет из бабушкиной вазочки». Рядом с ними Номенклатура – просто дитя.

И в прежние годы, когда злокачественная сущность коммунистической Номенклатуры была общепринятой истиной, и сейчас, когда власть этой Номенклатуры представляется утраченным благом, замечательную книгу Восленского можно открывать наугад на любой странице и наслаждаться чтением до бесконечности. Правда, теперь все выпады против советского строя и его функционеров невозможно читать без смеха.

Вот на странице 321 «Номенклатуры» Восленский упрекает представителей коммунистической Номенклатуры в резком повышении самим себе зарплаты – с 250 рублей аж до 400. Какое веселье! Видел бы сей автор доходы нынешних жульманаидов, заделавшихся «честными бизнесменами» и захвативших финансовые потоки от общенародных средств производства. Им «просто так» на их личные счета изо дня в день льются нескончаемым потоком астрономические деньги за несуществующую «благую деятельность», за «красивые глазки».

От «честных» не отстают «слуги». Все они закреплены за доходными предприятиями «бызныса», и регулярно тянут «зарплаты в бочках» суммами, которые и не снились рядовому россиянину. Подчёркиваю, для воротил Капитала «средней руки и выше» нормой являются доходы в 100 тысяч рублей (около 2 тысяч долларов США). В день. В плане халявно-паразитарного обогащения советские номенклатурщики с ними и рядом не стояли.

Я не выдумываю и не преувеличиваю про «100 тысяч рублей в день». Наоборот, скорее, даже преуменьшаю. Газета «Молния» (Самара) пишет об одном таком деятеле и даже фото приводит (№ 47 (597) от 12.12.2018 года). Ключевое слово в статейке: «заработал». Кто это и чего это тут у нас «зарабатывает»?

117 млн. 200 тыс. за 2017 год – это 321 096 рублей за каждый день одного только года. 321 тыс., согласитесь, намного больше, чем взятые мной «усреднённые» 100 тысяч в день. Кто-то из них получает меньше, а кто-то и поболе.

На изображении – статья из самарской газеты «Молния» за 12.12.2018 года № 47.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ВРЕМЕННО СКРЫТО

Остальное население страны патриотичная пропаганда понуждает вдохновенно вкалывать на производствах ради вознаграждения, составляющего менее 1 (одного) процента от доходов жуликов и паразитов. Нечего сказать – Великий Прогресс за полвека!

А вот на странице 298 Восленский с праведным гневом обличает советскую номенклатуру в «роскошных» (с точки зрения второй половины XX века) жилищных условиях. И это при том, что миллионы трудящихся ютились на шестиметровых «хрущёвских» кухнях!

Жаль, что нельзя хотя бы на денёк вернуть М. Восленского в современную российскую жизнь, дабы он своими глазами лицезрел общепринятую норму: «хрущёвки» при их цене в 30 и более тысяч долларов (на 2017-2018 годы) теперь для десятков миллионов граждан стали недосягаемой роскошью и «голубой мечтой». Зато …, преуспевшие в разграблении народных богатств, могут себе позволить и дворцы, и виллы, и какие-то невообразимые частные бунгало. На деньги, украденные у народов России, махровые жулики приобретают себе и своим … отпрыскам роскошное жильё не только в России, но и по всему миру. В эпоху капитало-фашизма разрыв в уровнях жизни социальной «элиты» и простонародья не то что «увеличился» по сравнению с советскими временами, а стал несуразно огромным.

А вот на странице 314 Восленский возмущается существовавшей в СССР социальной дискриминацией (как он пишет, «социальным апартеидом»).

Что ж, следует признать: дискриминация в Советском Союзе, действительно, была. Но, как и все другие пороки системы, этот не только перекочевал в нынешнюю реальность, но и был существенно преумножен в масштабах. Никакой «апартеид» тут не является приемлемым термином, поскольку наблюдаемое расслоение и неравенство в обществе в миллион раз хуже любого «апартеида». И если советское общество хотя бы пыталось обеспечить более комфортное проживание, действительно, лучшим людям страны – передовикам и рационализаторам производства, учёным, организаторам управленческих процессов, – то ныне, с точностью до наоборот, почёт и материальный комфорт предназначены исключительно для деловитого материала.

Особенно показательно, даже пророчески, выглядит небольшая глава книги Восленского под названием «Хотят ли русские войны?» на страницах 456-460. Тут все обвинения по адресу советской Номенклатуры применимы к Олигархии, только в ещё больших степенях. «Бравое» нападение на слабые страны, хвастливая «ворошиловская» риторика, ежедневные угрозы и намёки на силовое превосходство, легкомысленная готовность обрекать на смерть миллионы людей при трепетном отношении к собственным шкурам, страсть топтать дрогнувшие страны в сочетании с трусостью перед теми, кто проявляет решимость противостоять агрессору, – эти свойства в полной мере характерны для «нашей» Олигархии XXI века.

Процитируем наиболее показательный в смысле родства российской Олигархии с советской Номенклатурой пассаж из этой главы:

«Номенклатура страшится ядерной войны. «Ну, что же – скажет читатель. – Это благородный страх!» Да, но не подумайте, что страшна номенклатуре ядерная война тем же, чем нам с вами: колоссальными жертвами, угрозой существованию цивилизации. Номенклатура готова для своей победы пожертвовать десятками миллионов людей на фронте, ... Но готова номенклатура на это при двух условиях: 1) что сама не попадёт в число жертв и 2) что не пострадает её власть. А именно применение ядерного оружия не даёт гарантии ни того, ни другого».

Замените в приведённом фрагменте слово «Номенклатура» на слово «Олигархия», и вы получите истинный расклад сил и мотиваций при российском капитализме XXI века.

Не стоит механически проводить знак равенства между правящим классом советского общества – Номенклатурой – и заправляющим в классом жульманаидов во главе с его «элиткой» – Олигархией.

Фашиствующая Олигархия гораздо хуже псевдокоммунистической Номенклатуры. Гораздо!

Это вовсе не «одни и те же» люди, в чём то ли по недомыслию, то ли из каких-то особых соображений нас пытается убедить то ли «народная молва», то ли скрывающийся под её личиной капиталистический Агитпроп.

Подлинным оккупантом и угнетателем в странах бывшего Советского Союза с установлением капитализма в начале 90-х годов XX века стала Организованная преступность – матёрые жулики, нагло захватившие не принадлежащие им сокровища. И доля бывших коммунистических номенклатурщиков среди них чрезвычайно мала.


В отличие от «нашей» Олигархии, власть псевдокоммунистической Номенклатуры была уникальным, самобытным явлением, не имевшим аналога в истории. Напротив, власть фашиствующей Олигархии – не оригинальна. Это – гибрид, взявший всё самое худшее, самое преступное, самое дикое и гнусное у социумов всех стран и эпох. Получилось нечто вроде «лоскутного одеяла».

Что-то взято у гитлеровской Германии 30-40-х годов XX века.

Что-то – у Чили времён Пиночета.

Что-то – у Испании времён Франко.

Что-то – у бандитско-фашистских диктатур и хунт Южной Америки ХХ века.

Какой-то кусок взят у сталинщины. Какой-то кусок – у трухлявой николаевско-романовской империи. Какой-то – у «застойного Совка». В нынешней реальности можно распознать даже черты краткосрочных диктатур Деникина, Колчака, Врангеля – с их разгулом беспредела, изуверства, казнокрадства, дискриминации, лжи.

Приходит на ум образное сравнение с примером из области кинематографа. Главный персонаж голливудского фильма ужасов «Кошмар на улице Вязов» – монстр-убийца Фредди Крюгер – родился на свет, как чудовищное генетическое порождение сотен пациентов спец-клиники для больных-преступников. Напомню детали сюжета фильма. Мать Фредди Крюгера – медсестра Аманда Крюгер – по несчастливой случайности оказалась заперта в помещении клиники вместе с сотнями человекообразных монстров – убийц – и подверглась многократному насилию с их стороны. Так появился Фредди.

Аналогичным образом на божий свет появилась и «наша» Олигархия. Когда Здравый Смысл был многократно изнасилован мириадами Пороков из Ящика Пандоры, тогда и вылезла из хранилищ Ада российская Олигархия. Она генетически вобрала в себя всё самое гнусное, самое грязное, самое подлое и низкое, что за тысячелетия выработала природа и натура человека.

Несмотря на сопоставимую численность советской Номенклатуры и нынешнего ского класса (3-5, от силы 6 процентов общества), у них больше различий, чем общего. При всех недостатках советского правящего класса, его усилия были направлены на повышение качества жизни народа, на обеспечение работы уникальной социальной системы. Лишь два характерных момента – система обеспечения жильём советских граждан и пенсионная система – уже выставляют коммунистическую Номенклатуру в благоприятном свете при сравнении её с господствующим классом … и «дующей» в его интересах Олигархией.

Знаковым отличием криминальной Олигархии от псевдокоммунистической Номенклатуры является то, что в СССР все недостатки существовали на фоне неизменной политики по созданию мощной, непрерывно развивающейся системы социального обеспечения народа. В современную эпоху социальные достижения умершего социализма отданы на разграбление классу преступников, а все пороки социализма многократно увеличились и расцвели. Ничего себе – отличие?!

К сожалению, М. Восленский на страницах своей, действительно, замечательной книги не оттенил принципиальные различия между верхами правящего класса советского общества и низами этого класса. Оттого-то все его обобщения и возмущения касаются, как правило, немноголюдной верхушки класса Номенклатуры – заведующих отделами и секторами ЦК КПСС, правительственных чиновников союзного масштаба, секретарей и заведующих отделами обкомов, маршалов и генералов.

Содержать «тогда» эту категорию «элиты» было гораздо легче, чем «сейчас» прокормить феноменально алчную … (2), заделавшуюся «элитой» при капитализме.

Восленский предъявляет претензии к немногочисленному слою правящего класса, состоящему из штучных представителей высшего уровня. Было бы странно, если бы функционеры такого масштаба не отличались повышенным уровнем своих бытовых условий. При этом, весь негатив в виде обвинительных выводов автор «Номенклатуры» механически распространяет на всю коммунистическую иерархию вплоть до самых её низов – секретарей заводских ячеек, вузовских и сельских комитетов и прочей мелюзги, из которой, главным образом, и стоял класс Номенклатуры. В реальной советской жизни не просто «большинство», а практически 90 процентов коммунистов сосредотачивали свои усилия на узкопрофессиональной деятельности и об аппаратной карьере и не помышляли.

Если возлагать на этот обширный слой советского общества ответственность за грехи бонз Номенклатуры, то, по логике, в таком случае целесообразно распространить вину главарей Олигархии за её масштабные преступления на всех, кто так или иначе приспособился к жизненным реалиям капиталистической и обрёл своё кормовое корыто в её муравейнике.

При переходе от социализма к фашизму на стыке 80-90-х годов прошлого века бытовало мнение, что вину за преступления советской эпохи несут не только активные организаторы убийств, казней и пыток (сотрудники ОГПУ-НКВД), но и, вообще, все, кто состоял в Коммунистической партии.

Часто можно было слышать, что даже люди, далёкие от карательных органов, несут на себе часть вины за истязание народа.

Какое-то рациональное зерно в таком подходе, наверно, было?

Распространим эту логику на современные времена.

/ПРОПУСК ФРАГМЕНТОВ ТЕКСТА/

Подобно тому, как Номенклатура в СССР была дифференцирована – от низов до верхов, – точно так же дифференцирована в современной России и Олигархия. Не только те, кто через бумазейное мошенничество и рейдерские захваты украл у общества металлургический Комбинат, турбазу, «никель» и тысячи других объектов, но и те, кто в далёкой башкирской или уральской деревушке захватил реальную власть, подмял под себя и правоохрану, и торговлю, и бюджетную сферу и вообще всё, что только дышит и движется, являются олигархами.

Не нужно быть Рыброыфдвым, чтобы по факту быть олигархом. Те шустрые, которые заправляют жизнью в глубинке, тоже являются членами российского Олигархата. По сути, каждый «преуспевающий» кулак – это маленький олигарх. А каждый олигарх – это большой кулак. Различия только в масштабах преступлений, но не в их сущности.

Что кроется за такой избирательностью Восленского?

На мой взгляд, за такой «обходительностью» (в смысле обхождения вниманием важных проблем) стоит желание необоснованно распространить вывод о несимпатичной сущности Номенклатуры на всю активную часть советского общества, с тем, чтобы уже подтолкнуть «своего» читателя к выводу о порочности советского строя. Этим-то качеством, как выяснилось, и сильна великая книга «Номенклатура»! Прочитав её, можно подумать, что после устранения Номенклатуры от власти страна и её народы станут лучше жить и устремятся к свету и прогрессу.

Так ли оказалось на самом деле?

Давно уж нет на российских просторах псевдокоммунистической Номенклатуры. А то, что есть, похуже неё.

Давно уж «ленинские кухарки» не управляют ни государством, ни экономикой, ни управленческой сферой. Вместо них теперь верховодят прожжённые деловые, настоящие профессионалы афер, жульничества, гангстерства и воровства. Они завладели собственностью, засели на финансовые потоки, и озабочены лишь мыслями о том, как и дальше «законным образом» поддерживать зыковские, рабовладельческие «порядки». Есть, чем гордиться, правда?

А воз и «ныне там» – в болоте мировой цивилизации. Убожеству, архаике, производственно-экономической импотенции, неумелости, бездарности нынешних «гениальных менеджеров» и «талантливых предпринимателей» позавидует любая «ленинская кухарка». «Талант» у активистов-затейников ельцинско- эпохи един: воровать, воровать, воровать, воровать и ещё раз воровать!

Право слово, уж лучше бы вернуть к браздам правления упомянутых Великим Лениным «кухарок».

Нечто похожее происходило в 50-70-е годы XX столетия и в близких России по духу и социальной психологи странах Африки и Азии при их «освобождении» от колониализма. На смену одному угнетению пришло другое, гораздо худшее, в более изуверских, мерзких формах в лице «своей», «местной», «отечественной» бандократии.

Стало ли лучше жить после устранения от власти псевдокоммунистической Номенклатуры? Кому – как. Как и после Октябрьской Революции 1917 года, мнения поляризовались.

В СССР правил ареопаг партийно-государственной Номенклатуры. В нынешней заправляет бандитско-воровская Олигархия. Неужели, кто-то считает такую замену продуктивной?!

Разумеется, не критический разбор книги «Номенклатура» является предметом моего повествования. Номенклатура – лишь аналогия; парадигма (3) – пример из истории, взятый для доказательства, сравнения.

В «Номенклатуре» ныне, с вершины прожитых Россией и другими странами бывшего СССР лет, каждая строчка воспринимается, как доказательство безусловной прогрессивности советского строя.

Все преступления, недостатки, пороки и изъяны советской системы, будучи значительно увеличенными до необъятных размеров, перекочевали из прошлого в нынешнюю, . И не заметно, чтобы предпринимались какие-либо шаги к нормализации жизни. Скорее наоборот – идёт ежедневное усугубление системных пороков российского капитализма. Жизнь – как в Германии 30-х годов: с каждым днём всё хуже и хуже, а «в конце туннеля» неотвратимо маячит нечто жуткое.

Примечания:

(1) – Все обобщения приводятся по книге М.С. Восленского «Номенклатура», Москва, МП «Октябрь», «Советская Россия», 1991.

(2)Мразь (разг. презр.). О ком-нибудь дрянном, ничтожном. Словарь русского языка С.И. Ожегова, М., 1984, стр. 312.

(3)Парадигма –– пример из истории, взятый для доказательства, сравнения. Словарь иностранных слов. М., 1964, стр.472.



Размещено 01.12.2021 года

Даты написания: 22.07.2013 17.05.2018 24.10.2018 05.01.2019 05.02.2019 29.09.2019