Раздел VII – Глава 4.

«Справедливые» цены - как их понимает российский капитал


Параллельно с истеричными выпадами российской пропаганды против «валютных спекулянтов», начиная с 2014 года, на белый свет вылезли совершенно абсурдные разглагольствования о «справедливом курсе» доллара США и «справедливых ценах» на нефть. Даже при общей с 1991 года линии по нарастанию маразма в России такое безумие впечатляет: какие ещё при капитализме могут быть «справедливые» цены?!

Избирательность истошных воплей о «справедливых ценах» просто потрясающа: почему правящая олигархия призывает соблюдать их на одни товары и даже не заикается о «справедливости» цен на другие?

В третьем тысячелетии главари страны, установившей изумительно несправедливый общественный строй; страны, в которой матёрые преступники легко и просто захватили астрономические богатства в ходе келейной мошеннической приватизации; в которой мУсорки ни на минуту не остаются без внимания рыскающих в них бедняков; страны, в которой бедствует 90-95 процентов населения в то время, как обнаглевшие от безнаказанности негодяи вольготно плещутся в ворованных деньгах, - главари такой страны, подобно нашкодившим второклассникам, заскулили о «справедливости»!

Поистине – чудовищно.

Если вы так истошно воете про «несправедливые» цены, то, может быть, пора задаться вопросом: вообще, «рыночная» ВОРОномика в России или «не рыночная»? Ответ на этот вопрос очевиден. Заправляющая олигархия хочет, чтобы эта ВОРОномика, повинуясь её сиюминутным выгодам, поочерёдно была то «рыночной», то «не рыночной». Сообразно тому, как в каждый конкретный момент это выгодно засевшим на «открученные» финансовые потоки ворам и бандитам.

Бесконечно долго можно перечислять товары на внутрироссийском рынке, цены на которые, мягко говоря, далеки от «справедливости». Доросший до абсурдного уровня проезд в московском метрополитене, да и во всём городском транспорте. В Самаре за 18 лет – с 1999 года по 2017 год стоимость проезда выросла в 19 раз – с 1 руб. 30 коп. до 25 руб. Это – «справедливо»?

Нафтизин по цене 30 рублей за флакончик (весна 2016 года). Несуразно завышенная цена на плацкартное место в поезде Самара-Нижний Новгород. Дико взвинченные розничные цены на продукты питания, в частности, на «молочку» и мясные субпродукты, рыбу и рыбопродукты (и это в стране, со всех сторон окружённой морями и испещрённой реками!). Сливочное масло по 132 рубля за пачку.

Тарифы на жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ), сдираемые с кожей с трясущегося от страха перед бандитами населения, ещё в 90-е годы прошлого столетия перестали состыковываться с понятием справедливости.

Следует ли считать «справедливой» цену 221 рубль за один килограмм обычной солёной селёдки (в самой дешёвой сети «Магнит») в марте 2015 года, если год назад сельдь стоила 105-106 рублей за килограмм? Но можно было найти и по 97-99 руб. И это, между прочим, при декларируемой властями инфляции то ли 15,7, то ли 17,1 процентов в год. Скумбрия холодного копчения по 400 руб. за 1 кг (осень 2017 года) – «справедливая» цена? По-моему, нет.

А краковская колбаса по 699 рублей 90 копеек за 1 килограмм? Это – «справедливая» цена? (магазин «Магнит», апрель 2015 года).

А цена 7 (семь) рублей за один прогон при ксерокопировании – «справедлива»? Именно такую цену я узрел в марте 2015 года в микроскопической забегаловке на пересечении ул. Челюскинцев и проспекта Ленина в Самаре. Расчёт капиталистика убоен – несчастный обыватель, мечущийся по городу с целью отксерокопировать документы, заплатит, сколько скажут. Деваться-то некуда – рынок-с!

Цена 35-40 тысяч рублей за «остекленение» балкона или лоджии – «справедлива»? А та же сумма – за железную дверь производства Республики Марий Эл? «Справедливо»?

На мой взгляд, эти и все остальные цены в капиталистической России искусственно завышены во много раз и «поддерживаются» на несуразных отметинах лишь вследствие чрезвычайной и патологической алчности российских капиталистов.

И можно ли считать «справедливым» спекулянтский доход вкладчиков российских банков в виде процентов, «капающих» с депозитов? Всех этих «милых» людей пропаганда льстиво завлекает в банковские объятия, подразумевая под халявно-паразитарным обогащением «рантье» чуть ли не гражданскую добродетель. Тут тоже, понятие «спекулятивный» равно понятию «справедливый»?

Можно ли считать «справедливой» в XXI веке цену 60 тысяч $ в Самаре за однокомнатную «хрущёвку» - убогую квартирку с низкими потолками, 5-метровой кухней, архаичным газоснабжением, в блочно-панельном доме, выстроенном полвека назад, со сгнившими от старости коммуникациями, которые, несмотря на громогласные обещания, купающиеся в народных деньгах органы ЖКХ ремонтировать и не собирается? Именно столько она стоила в 2013-2014 годах, незадолго до начала обвала курса рубля осенью 2014 года.

При вечно вихляющемся российском рубле следует оговориться: в разные периоды такая хибара стоила по-разному. В конце 1999 года сей шедевр градостроения стоил порядка 8,5 тысяч $ (я купил). Затем цена неуклонно шла вверх и на её пике в 2007 году она достигала 90-93 тысячи долларов! Что составило рост в 11 раз и стало одним из самых впечатляющих «достижений» правящей олигархии по ограблению «своего» народа. После «августовского» 2008 года спада долларовая цена на неё падала чуть ли не вдвое - до 48000 $ (1 млн. 400 тысяч рублей при курсе 29 руб. за 1 $). Затем цены вновь стали расти и в январе 2014 года цена на 1 ком. «хрущёвку» достигла 59000 $ (2 млн. руб. при курсе 34 руб. за 1 $). И уже при обрушении рубля в 2014-2015 годах цена вновь снизилась до 37 100 $ (2 млн. 300 тыс. руб. при курсе 62 руб. за 1 $). На осень 2017 года – примерно 34 тыс. $ (2 млн. руб. при курсе 59 за 1$).

А ведь такая убогая квартирка в эпоху российского капитализма является недосягаемой мечтой для десятков миллионов россиян! Квартиры с лучшими параметрами стоят на 30-50 % дороже, и, стало быть, ещё более недоступны.

Странным образом, пошлые вихляния рынка российской недвижимости не привлекли внимания борцов за «справедливость цен». В ситуации с дикими ценами на недвижимость власти предпочитают не заикаться ни про «справедливые» цены, ни про «плохих спекулянтов». Всё, что служит обогащению криминала, их устраивает. Тут они – «за» рынок и рыночные стихийные саморегуляторы. «За» невидимую руку рынка.

Все перечисленные, для примера, цены на товары и услуги являются рыночными, и нелепо принуждать установивших их капиталистов снизить их до уровня «справедливых». Тем поразительнее на фоне рыночных реалий звучат вопли капиталистов и «дующих в их дуду» пропаганды и СМИ про некие «справедливые» цены. С некоторых пор воры и бандиты, захватившие бразды правления в стране, резко возлюбили эту «справедливость». Здесь я не осуждаю причудливые особенности российского ценообразования, а лишь обращаю внимание на явную противоречивость самого термина «справедливая цена» в трактовке торговцев. По логике, если все эти цены считать справедливыми, сформированными естественными условиями рынка, то и мировые цены на любимые российскими мафиозо нефть и газ, тоже следует считать таковыми. И наоборот. Но, вновь и вновь главари российского капитализма стенают о необходимости соблюдения «справедливых» цен на изрядно подешевевшие к весне 2015 года нефть и газ, ну, и на «выросшие» валюты развитых стран, разумеется.

В 2014-2015 годах ряд деятелей РФ выступили с заявлениями о том, что, де, якобы российский рубль «недооценен» и что его «справедливая цена» составляет не 60-70 рублей, а 50-40- 30… и так далее, рублей за 1 доллар США. Среди таковых были замечены министр экономики РФ Улюкаев, глава Центробанка РФ Набиуллина, министр финансов РФ Силуанов. Также на тему «недооцененности рубля» высказались в СМИ дельцы, чьё личное богатство пострадало при обрушении российской валюты осенью 2014 года. Всем им очень хотелось бы вернуть прежний курс, который они упорно называли «справедливым». И чем более «патриотичным» стремился выставить себя в глазах почтенной публики глашатай, тем более радикальную цену за доллар США, выраженную в рублях, он называл. Вплоть до «один к одному» и даже «60 копеек за доллар, как в СССР».

Кстати, в СССР такого курса – 60 копеек за 1 доллар США - фактически никогда не существовало. Точнее, он существовал лишь на бумаге, но в реальной жизни напрочь отсутствовал.

Для понимания, откуда в современной России взялись периодически звенящие сказки про «60 копеек за доллар в СССР», давайте совершим небольшой экскурс в недавнее прошлое.

Советский Союз, как и нынешняя Россия, утопал во Лжи. (Другое дело, что тогда это делалось в интересах честных тружеников, а не махровых преступников, как теперь). Извечная тяга «Русского мира» к какой-то беззаветной, беспредельной лжи сыграла злую шутку и с советским строем. Ложь о «долларе по 60 копеек в СССР» столь упорно всовывалась в мозги легковерному населению, что многие из доживших до счастья жить в кулацко-бандитской России и впрямь уверовали в эту небылицу и при случае поминают о ней. Корни этого измышления уходят далеко вглубь советского «застоя».

На протяжении 70-80- ых годов прошлого века выходящая в Советском Союзе ежедневная газета «Известия» 1-го числа каждого месяца публиковала официальные курсы иностранных валют по отношению к советскому, тогда ещё, рублю. Изредка дата публикации курсов переносилась на последний день месяца. Никаких других, кроме «официальных», – рыночных, биржевых и тому подобное - курсов в советской стране не существовало. А те граждане, которые пытались подпольно покупать или продавать валюту по ценам «чёрного рынка», скрупулёзно выслеживались советской охранкой и на долгие годы упекались в концлагеря. Там они «перевоспитывались» - то есть, подвергались изощрённым издевательствам со стороны адаптированных к уголовному быту заключённых, а также потворствующей криминальным «авторитетам» администрации. Это было нравоучительно.

Так было очень долго: все 60-е, все 70-е, все 80-е годы прошлого века, вплоть до 1992-1993 годов, когда окончательно пришёл рынок с его узаконенной уголовщиной. До 60-х годов такого не наблюдалось, поскольку и самого «чёрного рынка» валют тогда не существовало, и сами наличные доллары и прочие валюты не являлись объектом купли- продажи между отдельными личностями. Хотя, отдельные прецеденты, всё же были. Ныне в любой областной библиотеке России каждый желающий может взять старые подшивки «Известий» за те годы и ознакомиться с ежемесячно публиковавшимися курсами валют. Рыночных и биржевых курсов, как уже отмечалось, тогда не было. Я уже в подростковом возрасте активно увлекался нумизматикой, бонистикой и филателией, и в этой связи проявлял интерес к валютным курсам. Разумеется, как юный коллекционер, а не как валютный спекулянт – это совершенно разные вещи, как и сейчас.

Несколько лет (1976-1982 годы) я педантично вырезал из «Известий» публикуемые в виде узкого вертикального столбца курсы советского рубля к другим валютам и анализировал их. Меня привлекал тот факт, что публиковались курсы не только валют стран социалистического лагеря (Венгрия, Польша, ГДР, Чехословакия, Болгария и другие), но и капстран. Курсы валют соцстран долгие годы оставались неизменными, раз и навсегда установленными, с точностью до копейки. А вот курсы валют капстран менялись от месяца к месяцу, то в сторону увеличения, то в сторону снижения, что, в моём понимании, свидетельствовало о нестабильности и, в целом, о недоброкачественном характере капиталистических экономик. Вот именно в этих столбцах и был отражён официальный курс рубля к доллару США – 60 копеек либо около того.

В условиях советской действительности «просто так», свободно, приобрести даже один американский доллар было невозможно – ни по рыночному «чёрному» курсу, ни, тем более, «за 60 копеек». Никак! Даже временно выезжающим за рубеж гражданам доллары продавались в специальном банковском учреждении по разным курсам и шкалам, при соблюдении каких-то невообразимых формальностей. Инстинкт самосохранения подсказал мне, двенадцатилетнему школьнику, что с бумажными долларами лучше не связываться, а приобщиться к «культу доллара» имеет смысл через монеты. В 1979 году на еженедельной сходке монетчиков-нумизматов в подворотне по адресу город Куйбышев, улица Чапаевская, дом 103, я после длительных терзаний купил однодолларовую монету США из медно-никелевого сплава с портретом Д. Эйзенхауэра на аверсе по коллекционной цене 10 (!) советских рублей. А чуть позже я купил за 12 рублей юбилейный доллар 1975-1976 годов. Не только для подростка, но и для любого труженика страны Советов, это была огромная цена, ведь на 10-12 рублей в советской провинции можно было неплохо погудеть в ресторане! А это был, как говаривали в СССР, - уривинь. Вот эти цены – 10-12 рублей за доллар – и были реальными в условиях Советского Союза. Ни о каких «60 копейках» не шло и речи.

С какой целью советские власти долгое время регулярно публиковали курсы валют с взятыми «с потолка» цифрами – мне не понятно по сей день. Никакой смысловой нагрузки для широкой аудитории газеты «Известия» такие публикации не несли.

Не следует воспринимать эти мои строки, как однозначное осуждение советских порядков. Они не были ни хорошими, ни плохими – точнее, смотря для кого как? Но, существовавший в СССР механизм контроля за оборотом валюты был адекватным, то есть, соответствовал базису общества - той идеологической системе отношений, которая установилась после Революции 1917 года. Ограничивая права небольшой группки людей, которые потенциально могли бы спекулировать наличной валютой на «чёрном рынке», советское государство защищало материальные интересы подавляющего большинства населения, никогда не видывавшего «какие-то там» валюты и знать не желавшего про их существование. Это был вполне разумный - компенсационный - принцип.

В наши дни определённая часть общества, пока вербально, пытается нарушить право людей на оборот наличной иностранной валюты, и при этом ни в малейшей степени не отстаивает их интересы ни в одной из сфер. Всё чаще и назойливее такие «патриоты» призывают в рамках существующего базиса общества ограничить оборот иностранных валют с перспективой его полного запрета. И не просто «ограничить», а сделать это под угрозой уголовного преследования! Эти обскуранты не стремятся радикально реконструировать всю систему российского капитализма, основанную на спекуляциях и циничном ограблении большинства населения криминальным меньшинством, но норовят встроить в неё чуждый элемент – ограничение валютного оборота. Да ещё и ссылаются, в оправдание своих намерений, на советский опыт!

Потрясающее лицемерие.

По логике, если в капиталистической России некто «жутко патриотичный» настаивает на ограничении или, вообще, упразднении оборота наличной валюты, то для начала ему следовало бы добиться аннулирования итогов приватизации, конфискации награбленных в ходе неё богатств, адекватного наказания тем, кто в них плескался многие годы, реставрации советского социального обеспечения, в том числе механизма обеспечения народа доступным жильём, а заодно добиться запрета в стране импортных автомобилей, технологических устройств, одежды, джинсов, зубной пасты, бейсболок! И лишь после этого допустимо ставить вопрос о запрете или ограничении валют. Здравый смысл подсказывает: если одним людям позволительно ездить на автомобилях иностранного производства, то почему другим людям нельзя хранить наличную валюту, покупать и продавать её?

Так какова же, в действительности, цена всем этим сказкам про «доллар по 60 копеек»?

Теперь вернёмся к такому абсурду, как «справедливая цена» в эпоху торжества капитализма и сопутствующих этому торжеству противоречий.

Как-то «само собой», незаметно в России появилось и стало распространённым странное понятие «справедливой» цены. Хотя, какие могут быть при капитализме «справедливые» цены? При капитализме могут быть «рыночные» цены. Цена регулируется спросом и предложением. Причём, не избирательно, а на любой товар. Если спрос снижается, то вслед за ним снижаются и цены. И наоборот. «Справедливая» цена может быть только при социализме, когда директивный орган (Госплан) составит научно обоснованную расчётную калькуляцию на каждый товар, в которой учтёт все прямые и косвенные затраты, и при этом, ещё и виртуозно спрогнозирует спрос на этот товар. Затем Госплан спускает в виде приказа такую «справедливую» цену вниз, в народное хозяйство, и все частные и должностные лица обязаны такому приказу повиноваться.

Капиталисты, как только сталкиваются с невыгодной для себя ценой, стразу ноют про «НЕсправедливость». Соответственно, всякую выгодную для себя цену они норовят назвать «справедливой». В 2015 году (если верить российским СМИ) некий саудовский деятель рассуждал о «справедливой» цене на нефть, подразумевая, что «справедливая» – значит выгодная лично для него и его клана. Аналогичным образом публично высказывают мечты о «справедливой» цене на нефть и российские воротилы ресурсной спекуляции – главарь Роснефти Сечин, заправила «Газпрома» Миллер и министр энергетики России Новак.

Рост цен на российские активы ведёт к образованию дисбалансов в экономике и, следовательно, к общему удорожанию цен внутри страны на всё - от карамельки до жилья. Поэтому 95 % россиян объективно являются «медведями» по отношению к этим активам. Для них выгоден обвал нефтяных цен, обвал фондового рынка и падение цен на российские акции. Напротив, 5 % «хозяев» средств производства и финансовых активов в своих «бычьих» страданиях заинтересованы в том, чтобы раздуть ценовые пузыри абсолютно на всё.

О каких «справедливых ценах» при таком положении, вообще, можно даже заикаться?

Почему российские капиталисты так любят песни о «справедливости» - о «справедливых» ценах на доллар, на нефть, на бычки в томате и, вообще, на всё, что им выгодно? Скулёж о «справедливых» ценах обусловлен липким страхом, что они окажутся оторванными от кормушек и будут вынуждены, как и все остальные граждане России, предлагать рынку свои персональные услуги по грошовым расценкам. Они банально боятся остаться без халявных сверхдоходов. Капиталисты периодически с садистским злорадством навязывают едкие советы «переучиваться», «осваивать новые рабочие специальности» и «искать новую работу» людям, неспособным продавать себя и оказавшимся невостребованными в рыночных реалиях.

А если им самим придётся переучиваться на слесарей-сантехников, стекольщиков, водителей троллейбусов при радикальном перераспределении рынка нефти и газа?

Истеричные вопли о «справедливых» ценах скрывают лютый страх паразитов общества оказаться невостребованными, потерять свои доходы и, как следствие, утратить власть над обществом. Подобно тому, как в результате массовой компьютеризации стали невостребованными пишущие машинки-ундервуды и труд машинисток.

Размахивание властями и пропагандой дубиной «справедливых цен» является аналогом попыток советских властей административно-командными мерами установить удобный для них миропорядок. Удобный – не только в финансово-экономическом, но и в пропагандистском смысле, для восторга подопечного плебса. Как и во всём остальном, в экономике современная Россия забрала из исторического прошлого в свою реальность лишь худшие черты, которые имелись как в СССР, так и в других странах. Отличие в том, что советская идеология и не скрывала своей приверженности административно- командным методам управления экономикой, а идеология российского капитала непоследовательно виляет между чисто рыночными рычагами, с одной стороны, и совершенно чуждыми для капитализма мерами волевого понуждения, с другой. В зависимости от того, насколько это выгодно Капиталу в каждой конкретной ситуации.

Если уж вести речь о «недооцененности» валют, то действительно недооцененным в России является именно доллар США. Причём, во все периоды, начиная с 1991 года. Цену доллара искусственно сбивает правящая олигархия – по её убеждению, так она «поддерживает порядок» на подконтрольной зоне. Вбрасывая на «биржи» украденные у народа валютные резервы, олигархия «дёргает за поводок», на котором трепыхается тряпочный рубель, и тупо манипулирует его курсом. Таким образом, она создаёт видимость того, что «у нас всё хорошо, прекрасная маркиза».

Реальная, а не сфабрикованная финансовыми эквилибристами «a la волшебник Чуров», цена доллара США на 2014-2017 годы составляет приблизительно 250-300 рублей.

Объясню, почему именно таким мне видится «справедливый» курс рубля к доллару. В ноябре 1999 года я купил в Самаре 1-комнатную квартиру за 8300 долларов США. В тот период рынок недвижимости оперировал исключительно долларовыми ценами, поэтому цена изначально запрашивалась продавцом в долларах США и оплата была произведена в них же. Спустя более 15 лет, в марте 2015 года, такая же квартира в Самаре стоит 2 млн. 300 тыс. рублей. Никаких объективных, серьёзных предпосылок к росту цены на такое убогое жильё, да ещё и постаревшее на 15 лет, не существует, в принципе. Дикий взлёт цены обусловлен только запущенной мошеннической «панамой» ипотечного обувательства. Поэтому, руководствуясь исключительно рыночными мотивами, целесообразно поставить знак равенства между долларовой ценой 1999 года 8300 $ и рублёвой ценой 2015 года 2 млн. 300 тыс. руб. При простом арифметическом действии, таким образом, реальный курс рубля к доллару составляет 277 рублей за 1 $. Ближе к 300, чем к 250. Как минимум!

Данный расчёт, конечно, является грубым и не учитывает множество факторов. Но, раз уж российская пропаганда периодически на полном серьёзе выдвигает в качестве аргумента «недооцененности рубля» шутливо-дурашливый «Индекс Биг-Мака», согласно которому доллар в России «должен стоить 18 рублей», то вполне можно допустить право на существование и моих расчётов из сферы недвижимости.

Всё-таки, согласитесь, в мечтах российских граждан однокомнатная «хрущёвка» и Биг-Мак занимают не равное место по приоритетности.

Глава размещена 20.02.2018 года

Даты написания настоящей главы: