Глава II – 15.ПОДМЕНА ТЕРМИНА «ПОЯВИВШИЙСЯ» ТЕРМИНОМ «РАЗВИВАЮЩИЙСЯ». БЕНЗОКОЛОНКА, ЗАМАСКИРОВАННАЯ ПОД СТРАНУ

Манера подменять понятия и «якобы тонко» «наводить тень на плетень», в строгом соответствии с жанровыми законами развития, стала действенным орудием российской пропагандистской смолокурни ещё в первые годы ельцинского правления. С тех пор прошло много лет, но и манера эта непрерывно совершенствовалась и, что ли, утончалась.

Очередным мошенническим трюком стал столь же ошибочный, сколь и глупейший, перевод с английского языка вошедшего в моду в «десятые» годы XXI века термина «Emerging markets», как «Развивающиеся рынки». На все лады российские СМО (средства массового оболванивания) склоняют этот весьма неудачный, применительно к российским реалиям, перевод. В плане фонтанирующего маразма этот финт* можно поставить в один ряд с такими «фишками», как «героическое натягивание мировых цен на нефть», «формула курса рубля 3600», «би-валютный коридор», «нано-технологии», «национальные проекты» и многие другие впечатляющие маразмы. Жульнический приёмчик по насаждению ошибочного, искажающего суть, перевода призван поднять статус архаичной российской ВОРОномики с уровня «появившаяся» до более высокого «развивающаяся».

Спрашивается: куда это ВОРОномика России развивается?!

Рождённый на Западе термин «Emerging markets» вошёл в моду в середине «десятых» годов XXI века. И, как всегда, любое заимствование из-за рубежа в России приобрело очертания какого-то особого, изощрённо-изуродованного глумления над здравым смыслом.

Никаким боком слово «emerge» не переводится как «развиваться». Оно переводится, как «появляться», «всплывать», «выходить», «возникать»** . На худой конец, при включении художественной фантазии, - «выскакивать, как чёрт из табакерки».

Если переводить приближённо к точному смыслу слова, то, да, действительно, угрюмый, насквозь криминализованный российский рынок «возник» на мировой арене из каких-то затхлых глубин «Русского мира».

Но «развивающимся» он от этого уж точно не стал!

При образном переводе для российской специфики уместно вести речь о «разлагающемся», «увядающем», «регрессирующем», «затухающем», «хиреющем» рынке. Такие переводы никоим образом не противоречат дословному переводу слова «emerging» - «вышедший, появившийся». В самом деле: рынок может быть одновременно и «появившимся», и «хиреющим». Не следует подменять временной аспект объекта («появившийся, вышедший») качественной оценкой его состояния – «развивающийся».

Тонкость ситуации состоит в том, что нейтральный перевод - «появившийся» рынок – по смыслу, в равной степени может быть отнесён как к «развивающимся», так и «увядающим» рынкам.

Дословность перевода слова «emerging» - «появившийся» - как бы «деполитизирует» его суть. Такой «деполитизированный» перевод не отягощён пропагандистским зомбированием, и по этой причине не устраивает аферистов «нашей» пропаганды: им надо большего! Поэтому, они с лёгкостью откидывают «неудобные» для них переводы и из всех остальных выбирают именно тот, который им выгоден: «развивающийся».

Такой оптимистичный перевод этого слова-термина, конечно, гораздо более предпочтителен для российской олигархии – ведь он прикрывает суть явления заживо гниющей и разлагающейся в оголтелом Криминале ВОРОномики.

Ангажированный перевод модного термина «Emerging markets», как «развивающиеся рынки», к российской действительности однозначно неприменим.

Капиталистическая Россия никуда не «развивается», а, напротив, заживо гниёт и разлагается в оголтелой преступности.

Куда это, скажите на милость, ельцинско-путинская Россия развивается? В каком направлении?

В стране полная производственная импотенция, распад самой производственной мысли, фатальное непонимание критериев качества, обрушение производственно-технологических взаимосвязей, всё держится на фантасмагорическом воровстве, неотвратимо грядёт лишение населения остатков советской социальной системы, уродский частный бызнысс не в состоянии толком производить даже примитивные товары вроде картонных папочек-скоросшивателей или мужских трусов, всё вкривь и вкось, и при этом, кто-то причисляет Россию к «развивающимся» странам?

Нужно обладать экономическим гением, чтобы в стране, испещрённой реками и со всех сторон окружённой морями, сделать рыбу и рыбопродукты недосягаемыми для населения в плане заоблачных цен. То же самое можно сказать и про яблоки: как можно было умудриться этот сам по себе произрастающий из земли продукт сделать дорогостоящим деликатесом – уму не постижимо!

Эпитет «развивающийся» (рынок, экономика) применительно к российским реалиям – это эвфемизм, призванный сокрыть истинное положение в российской ВОРОномике. Именовать идущие в капиталистической России процессы «развитием» можно лишь включив больную, а не творческую, фантазию.

Если российский рынок и «emerging», то явно не «развивающийся».

В отличие от скользкого термина «развивающийся рынок», для России превосходно подходит сравнительный термин «Бензоколонка». Он изредка упоминается туземной пропагандой, и лишь для шельмования недругов российской олигархии в США и на Западе.

В марте 2014 года, когда существенно обострилось геополитическое противостояние между российской олигархией и всем остальным миром, сенатор США Дж. Маккейн образно выразился о России следующим образом:

    «Россия – это бензоколонка, которая притворяется страной. 
    Это клептократия, это коррупция, это страна, чья экономика на самом деле зависит только от нефти и газа»

Для справки: это – тот самый Маккейн, который баллотировался на пост Президента США в 2008 году, как кандидат от республиканской партии, и в итоге уступил демократу Обаме.

Звучит, как приговор. Вряд ли политик самой мощной и процветающей в мире страны, да ещё и профессионал-международник высшего уровня, этим своим изречением стремился только лишь унизить Россию и её власти. Это было бы слишком мелко. Такое высказывание стало следствием системных разногласий между Россией и остальным миром.

Нужно, конечно, быть Джоном Маккейном, чтобы столь ёмко и образно выразить суть чего либо. По идее, на одном лишь цитировании этой фразы, в которой заключён целый мир, можно было бы остановиться и оставить её в виде отдельной главы.

Я не стану утомлять читателя разнообразными таблицами, диаграммами, графиками, показывающими динамику и соотношение между российским ввозом и вывозом, а также структуру пресловутого российского экспорта. Их, эти шедевры компьютерной графики, для пущей наукообразности и подтверждения своей правоты в России так любят выставлять с высоких трибун высокопоставленные функционеры Капитала и управленческой сферы.

По роду службы в 2006-2014 годах мне часто приходилось составлять доклады с обильным табличным материалом для разных правительственных структур провинциального уровня. С тех пор я убеждён: грош им цена. Любой желающий ознакомиться с цифрами российского экспорта и импорта, их структурой и динамикой может сделать запрос в любимый поисковик - там будут и таблицы, и диаграммы, и графики, да ещё и целые водопады «умных» текстов. В конце концов, тысячи студентов каждый семестр с прилежанием вычерчивают всю эту разноцветную красоту, на полном серьёзе считая, что чем прилежнее они эту бессмыслицу вырисовывают в своих рефератах и дипломных работах, тем в большей степени приближают «возрождение России».

Ну, да, бохЪ с ними – с графиками и диаграммами. Поговорим о сути.

Производство в капиталистической России имеет домотканый, убогий, архаично-самопальный характер. Пропаганда, а вместе с ней и многочисленные активисты кулацко-криминального класса наперебой пытаются опровергнуть слова Маккейна заявлениями о том, что в России, де, якобы множатся и ширятся некие производства, предназначенные для удовлетворения потребностей россиян в хлебе насущном. Действительно, нехитрые печенье, вафли, козинаки, хлебобулочные изделия, изделия из грубой пластмассы успешно производятся в современной России, как они производились в СССР и 30, и 60 лет тому назад. Ничего нового.

Когда я возвращаюсь из похода по магазинам, то в пакетах с покупками не обнаруживаю ничего, принципиально отличающегося от того, что покупалось в магазинах в советскую эпоху. Те же картошка-капуста, лук-морковь, сметана, масло, куры, хлеб, творог. Правда, качество продуктов стало намного хуже. Настолько, что мне пришлось вовсе отказаться от любимых салатов «Столичный» и «Оливье» ввиду потрясающе отвратительного по своим вкусовым качествам майонеза. Ни за какие деньги в современной России не купишь нормальный майонез! То же самое следует отметить и про шоколад. Ну, да о качестве производимых в капиталистической России в современную эпоху продуктов мы ещё подробно поговорим в главе «О качестве продуктов при капитализме».

Это обстоятельство прямо указывает на то, что введённый капитализм абсолютно ничего не дал России и её народам. Кроме необоснованного, ничем не оправданного обогащения преступников, паразитов и хищников общества.

В России сама ткань жизни пропитана Ложью с Большой буквы. Искусство пропагандистской Лжи в этой стране вознесено на небывалую высоту. И Великая Ложь о том, что, де, якобы, в России неимоверно развито производство, пресловутый «производственный сектор», звучит ежедневно отовсюду, откуда только возможно. Можно прожить целую жизнь, но так и не удостоиться счастья лицезреть нормальные продукты российского производства, которые могли бы заменить их импортные аналоги. Нет, конечно, суеты-беготни на производственную тематику в России предостаточно: гигантская «Артель Напрасный труд» крутится-вертится безостановочно. Вокруг этой Артели идёт сопение, свиристение, бурная имитация «производительного труда». Но на выходе в результате имеем… не то что бы абсолютный «ноль», но – убожество чрезвычайное.

Разумеется, в России много чего производится.

Плохого.

Плохие автомобили. Плохие запчасти к ним. Плохие одежда и обувь. Плохое оборудование и машинерия. Плохая бытовая техника. Плохие стройматериалы. Плохие наручные часы. Плохие фильмы. Плохие … трам-тара-рам, много ещё чего. Плохие листы-вкладыши для банкнот и монет при их сравнении с импортными аналогами (произведениями искусства!) убедительно высвечивают всю никчёмность российского производителя. По одним только этим листочкам видна гигантская пропасть, пролегающая между Россией и цивилизованным миром развитых стран.

Великий принцип Всероссийской дискриминации гласит: кто не заделался Преуспевадло и не в состоянии покупать себе дорогие импортные вещи и продукты, тот обречён довольствоваться местным убожеством. Если в России вам попался некий товар, радующий глаз, выделяющийся из общего ряда своим качеством, детальной проработанностью, значит, можете быть стопроцентно уверены, что при его создании использовались импортные технологии и идеи, импортное оборудование, импортные материалы, импортные запчасти, детали, комплектующие, фурнитура.

Продукты российского производства – не «абсолютно» плохие, а лишь в сравнении с иностранными аналогами. Российскую одежду и обувь вполне можно носить, как и ездить на УАЗ-Патриотах. По аналогии, советскую одежду 50-60 лет назад тоже можно было использовать по назначению. Только, почему-то не хотелось… Но, даже при беглом взгляде на российские изделия, не говоря уж об их использовании в повседневной жизни, всё это убожество навевает мысли о её пустоте. И хочется, очертя голову, мчаться за покупками «Made In No Russia» (Сделано Не в России).

Надо заметить, в советскую пору сгустированная ложь о «превосходстве» продукции советского производства над импортной тоже лилась изо всех информационных унитазов страны. Дурацкого словца «импортозамещение», конечно, тогда не было, а народное стадо пинками и тычками заставляли пользоваться убогими советскими поделками посредством нравоучений.

Ныне этот метод тоже действует. В духе сказки Г.-Х. Андерсена «Новый наряд Короля» народу втирают брехню про несуществующие, невидимые глазу «наряды» российской промышленности и всё того же невидимого глазу «производственного сектора». Наевшись до отвалу этой мерзкой чванины, обыватель убеждён в том, что «где-то там, наверху», «несомненно», существуют огромные пространства, напичканные превосходными изделиями российского производства; искусные мастера ваяют великолепные вещи, не уступающие их импортным собратьям. А изредка пропаганда позволят себе и совсем уж фантастические заявления: что многие российские продукты даже лучше заграничных.

Только кто их видел, эти «чудеса» российского производства, науки и техники?

Откровения об убожестве «творений» российского производства здесь звучат вовсе не «ради красного словца». На фоне всего этого убожества весьма странно выглядят те, кто в России формируют класс «Преуспевадло» с его заоблачным уровнем богатства. Чем они заслужили свои миллионы? В стране ничего толком не производится, а то, что производится, являет собой жалкое зрелище. Местная продукция не выдерживает никакого сравнения с импортной, и, при этом, отдельные граждане буквально вывалялись в халявных деньгах. Как объяснить сей дикий феномен? Вывод очевиден: единственное, чем заняты представители этого класса, - это феноменальное, виртуозное, нескончаемое, носящее характер национальной эпидемии, не имеющее аналогов в человеческой истории – ВОРОВСТВО.

Едва ли не главным результатом установления в РФ капитало-фашизма в 1991 году стало колоссальное обрушение производственного сектора экономики. И даже хуже того – деградировала сама производственная мысль. Не то, что сложные механизмы и агрегаты, но даже и примитивные изделия российские деловые не в состоянии производить. Всё в стране построено исключительно на одном процессе – тотальном воровстве. Каждым своим телодвижением российский капитализм доказывал и продолжает доказывать свою хозяйственно-экономическую импотенцию.

Картошка и лук в магазинах полу-гнилые. Товары местного производства – убогие, жалкие. Папочки картонные не могут толком склеить - всё вкривь и вкось получается.

И при этом… множество людей на роскошных автомобилях импортного производства – Ауди, БМВ, Мерседесы, Лексусы, Инфинити.

Чем прославились эти небожители? Какими подвигами и свершениями заслужили они купленные на чужие деньги «свои» атрибуты роскоши и социального кича? Это – «элита» российского общества эпохи капитало-фашизма. Бандиты. Воры. Мошенники, Аферисты, Кидалы. Жулики. Прохиндеи.

Кем-то выпущенные из унитазов Истории и заботливой рукой подсаженные на «хлебные» места – воровать чужое. Безнаказанно.

Теперь именно эти 5-6 процентов населения, махровые и неисправимые преступники, решают, купить ли вам 1 плавленый сырок или только половинку от него. Именно благодаря их «титаническим» усилиям омерзительное «шампанское» Made in Russia, стоившее в 2013 году 109 руб., в конце 2016 года стоит более 200 руб. (рост + 100 %). Грудинка говяжья, стоившая 135 руб. за 1 кг, теперь стоит 297 руб.

И именно благодаря их «трудам» населению России стали недоступны элементарные продукты и блага – мясо и мясные субпродукты (печень), не говоря уж о собственном жилье. Минтай и пишка стали дорогостоящими деликатесами.

Должен разочаровать буревестников пропаганды российского Капитала: тот факт, что в нынешней России коптится рыба, производится нехитрое печенье, примитивная мебелишка, убогая одежка, вовсе не говорит о развитости экономики. Всё это благополучно производилось и в СССР полвека назад.

Позитивного движения нет и не предвидится.

От того, что в стране еле-еле за 25 лет нескончаемого частного разворовывания астрономических средств и ресурсов научились-таки выпекать ватрушки и выпиливать нехитрую мебелишко, как в СССР, она вовсе не перестаёт в третьем тысячелетии быть всё той же Бензоколонкой. В таких архаичных странах, как России, по определению не может быть и не должно быть неких слоёв населения, отличающихся от других своим повышенным уровнем материального богатства. Любые отклонения от среднего уровня материального благополучия автоматически свидетельствуют о насквозь преступном обогащении социальной «элитки».

И высказывание Маккейна о «бензоколонке» абсолютно правомерно подчеркивает злокачественный характер всех идущих в России процессов – от экономики до массовой культуры и вкусов.

Столь обидную характеристику Маккейна вызвала не сама по себе ущербная неразвитость российской экономики с её неспособностью производить высококачественные, конкурентоспособные товары, а лишь в её сочетании с потугами правящей в России клики вмешиваться в дела других стран и навязывать им свои уголовные «порядки». Многие страны являются такими же, как и Россия, сырьевыми придатками мирового хозяйства. В этом ничего трагичного или обидного нет. Всякий, кто способен поставлять на международные рынки востребованные продукты, может рассчитывать на благосклонность мирового сообщества. Но, мало кто в мире ведёт себя столь агрессивно, как локомотивный класс российского общества и его «элитка». И не только в плане военной агрессии, но и в смысле ползучей экспансии, например, как это делают преуспевшие в нефтегазовом шантаже воротилы российскими природными активами. Также в экспансии российских криминальных устоев замечены богатые выходцы из России, скупающие недвижимость по всему миру. Или те же мотобайкеры «ночные волки», возжелавшие в апреле 2015 года в провокаторских целях устроить демарш по Европе, но, к счастью, получившие отказ во въездных визах.

Как и подобает «бензоколонке», специализирующейся на узком виде деятельности, Россия и её правители виртуозно освоили лишь одно искусство – искусство воровать.

В апреле 2016 года в западных СМИ разразился так называемый «оффшорный скандал», из которого следовало, что правители некоторых стран нагло обворовывают своих подданных, а украденные деньги выводят в укромные местечки мира, в оффшорные зоны, где вероятность разоблачения минимальна. Разумеется, Россия и её вороватые отпрыски и здесь засветились по полной! И, разумеется, суммы впечатляли. Однако, внутри самой России, с учётом её реалий, этот скандал, как и следовало ожидать, не стал сенсацией и, вообще, имел столь непринципиальный характер, что останавливаться на его комментировании нет смысла.

И без «оффшорного скандала» 2016 года совершенно ясно, что здесь намертво правит организованная преступность, бороться с которой эволюционными мерами несерьёзно. Поэтому, власти лишь делают вид такой «борьбы», усердствуя на поимках мелких чиновников, берущих мизерные взятки.

Какие уж тут в России «оффшорные разоблачения»?! В этой стране вся жизнь снизу доверху пропитана криминалом - без оргпреступности здесь и солнце не встаёт, и ветерок не дует. Какой смысл в обществе обсуждать детали «скандала», если ещё с начала 90-х годов прошлого века матёрые бандиты и воры, аферисты и мошенники нагло захватили советские материальные активы, объекты народного хозяйства, финансовые потоки и безнаказанно паразитируют на них. Да ещё и пустили украденные деньги в «легальные» бизнесы (хотя для России само словосочетание «легальный бизнес» - оксюморон).

Кособокая российская пропаганда всегда стремится любое шевеление травинки обратить в профит для власти, в звонкую монету. Не стал исключением из этого правила и «оффшорный скандал» 2016 года. Так, российские СМО немедля затеяли шумный опрос на тему «Верите ли вы неблаговидную роль Путина в оффшорном скандале?». Как будто общий, насквозь пропитанный духом криминала характер всей российской жизни, и в первую очередь экономики, - это вопрос частной веры! Но, главное для воровских слуг - не логические соответствия, а выхолостить суть явления, сведя его к незначительным частностям.

Вся капиталистическая Россия – Королевство Кривых Зеркал.

Это – гигантская Зона по обороту «грязных» денег. И, при этом, прикормленные СМО предлагают гражданам высказаться на тему «веры»? Ещё бы лепесточки с цветка ромашки отрывали: «верить – не верить»! Такой выверт – очередной маразм российской житухи, насквозь пропитанной Криминалом.

По сравнению с масштабами Всероссийского воровства капиталистической эпохи «оффшорные» разоблачения 2016 года имеют ничтожный характер. В России существует поговорка: «Снявши голову, по волосам не плачут». Какой смысл «плакать» относительно отдельных финансовых потоков (пусть даже весьма внушительных), украденных у народа и выведенных в оффшоры конкретными функционерами российской олигархии, если уже давно этому народу ничего не принадлежит в своей собственной стране? А все богатства поделены между наиболее наглыми представителями преступного мира. На фоне раздачи в частные лапы бандитов и воров тысяч советских предприятий, заводов и фабрик, земель и территорий, довольно глупо собирать подписи в защиту Химкинского леса.

Отдельные инициативы, под какой бы благовидной вывеской они не проходили, роли тут не играют, и повлиять на сам факт засилья Преступности на 1/6 части суши планеты, в принципе, не могут.

С мифами об «особой духовности» России не очень-то вяжутся постоянные и всё более усиливающиеся с 2014 года публичные рыдания относительно то падающих, то растущих в цене посконных российских активов - в первую очередь, нефти и газа.

В периоды, когда нефть и газ в цене, главарей российского капитализма прямо распирает от мании величия. Забыв о «духовности», они с надутым видом, как купчишки, любуются собой в отражении объективов телекамер. Полюбуйтесь, с какой впечатляющей даже по российским меркам грошовой претенциозностью косноязычный глава «Газпрома» Миллер с телеэкрана всё пытался впечатлить массовое сознание какими-то «выдающимися» объёмами выкапываемого газа и вещал о том, что «мы, безусловно, выполним свои договорные обязательства перед нашими партнёрами» (2015 год). Как будто речь шла о грандиозных прорывах в технологиях и одаривании всего человечества выдающимися достижениями прогресса! Хотя максимум, на что способен локомотивный класс в России, это кондово выкапывать из-под земли феодальные натурпродукты и гнать их за рубеж.

С великим апломбом российская пропаганда и прикормленные СМО ежедневно вещают о так называемых российских «экспортёрах». Ежедневно по всей стране звучат многозначительные фразы типа:

Можно подумать, что Россия завалила весь мир тысячами наименований превосходных товаров для разных потребностей людей, а её экспортёры не успевают принимать заказы со всех уголков планеты и заключать договоры на поставки продукции национального производства. Но на поверку оказывается, что, трубя об «экспортёрах», пропаганда и СМИ имеют в виду всё тех же «чёрных копателей» нефти и газа – Газпром, Роснефть, Лукойл и их многочисленные мафиозные ответвления, служащие кормушкой для уголовников и «мажоров». И больше никого. Ну, можно догадаться, что изредка к «экспортёрам» относят российских производителей третьесортных средств убийства людей. Высокоразвитые страны это барахло не закупают, а вот «третий» и «четвёртый» миры вполне годятся для роли потребителей этого непрезентабельного товара. Так сказать, обеспечивают определённые проценты в непревзойдённом российском экспорте. В остальном с точки зрения экспорта – полный «ноль».

Сколько нешуточных восторгов расточается в России по поводу неожиданного роста мировых цен на нефть во 2-ом квартале 2015 года! Цена на Brent взлетела с $46 до $68 за баррель! Воистину – «Съ Нами Б-гъ». Теперь, помимо экспортёров, к мнимому процветанию могут подключиться и импортёры - всё больше и больше чудесных товаров иностранного производства можно выменять на российскую жижицу и раздербанить их в узком кругу. Какой небывалый прогресс в экономическом развитии державы! Не об этом ли в своё время грезили лучшие умы России в лице Гайдара, Чубайса, Станкевича, Гаврилы Попова и их менее известных приспешников? Пришла пора сбыться их предначертаниям – Россия, вперёд!

Правда, к середине этого же самого 2-го квартала 2015 года прояснилось, что при всём «небывалом» взлёте цен на нефть, достигнутого уровня, тем не менее, явно не хватает для обеспечения искусственного дыхания лежащего под капельницей вот уже четверть века российского капитализма.

«68 долларов - это мало», - захныкали «кормильцы».

Ну, да их мнением никто на планете особо не интересовался и не интересуется, тем более, по такому животрепещущему вопросу, как цена на нефть. Поэтому, им приходится довольствоваться тем уровнем, который есть. (И то – слава богу). Несмотря на «глубокомысленные» подсчёты российских правителей относительно «справедливой», по их мнению, цены на нефть Brent (по которой исчисляется цена российской нефти Urals), она благополучно рухнула к осени того же 2015 года до 48 долларов за баррель, а к зиме и до 43 долларов. И никто никуда ОМОН не выслал на поддержание выгодного российской олигархии миропорядка. Тут сил российского ОМОНа явно не достаточно.

Падение цен на нефть, как и курса рубля, в 2014-2017 годах пропаганда пытается представить в виде «блага» для российского Капитала. По её уверениям, низкий курс рубля выгоден (!) российским экспортёрам: якобы, пересчитав курс рубля к валютам развитых стран, все потенциальные покупатели умилятся крайне низкой ценой товаров российского производства и, сломя голову, кинутся их скупать. Не удивлюсь, если подобная ахинея о «выгодах российского экспортёра» на полном серьёзе преподаётся в вузах страны.

Очень хотелось бы знать, о каких-таких «товарах», кроме нефти, газа и нефтепродуктов, идёт речь?

Я прожил целую жизнь, и так и не встретил на своём жизненном пути, в реальности, этого загадочного зверя – российского экспортёра. По всей видимости, это такой же сказочный персонаж, как медвежонок Винни-Пух или Тянитолкай из сказки Корнея Чуковского «Айболит».

Российские власти и пропаганда так хорохорятся – когда они «на коне». Но, лишь только мировая конъюнктура меняется, цены на российские сырьевые товары падают, так сразу по всей стране зачинается жалобный вой о «кознях США», «ценовой войне Запада», «происках антироссийских сил», «интригах Сороса», «недружественных саудитах», «недопустимости политической составляющей» и тому подобное.

Рыдают и стенают по поводу «несправедливых» цен на нефть в России все – высокопоставленные чиновники, олигархи, их карманные «эксперты» и «аналитики», парафиновые СМИ. А вместе с ними по инерции, «за компанию», и весь остальной честной народ. Спрашивается: кто и почему в мире обязан всячески поддерживать цены на выгодные для российской олигархии сырьевые продукты? В третьем тысячелетии страна, не удосужившаяся за века своего развития выйти на мировые рынки с предложением высококачественных технологичных товаров, должна радоваться, что хоть кто-то на планете милостиво платит ей в твёрдой валюте за архаичные товары и продукты. Хотя бы ту цену, которую сформировали рыночные условия. А не кичиться своей «сырьевой одарённостью» на всю Вселенную.

Аналогичная ситуация наблюдается и с экономическими санкциями Запада, введёнными против России в 2014-2017 годах. Когда в предшествующие годы российская криминальная «элитка» гнала за рубеж принадлежащие всему народу нефть и газ, а вырученные от экспорта доллары по праву сильного разворовывала на корню, в том числе через «распилы» всех бюджетов, то такое положение её устраивало. Но, когда цивилизованные страны сообща решили одёрнуть агрессора и неумеху, тотчас поднялся жалобный плач относительно «несправедливости» санкций.

Согласитесь, никак не вяжутся такие стенания с «духовностью». Сама манера такого поведения просто перечёркивает крест-накрест любые разговоры про «духовность». При наличии претензий на «особую духовность», «широту души» и «духовные скрепы» в тяжёлые времена логичнее было бы с гордым видом помалкивать относительно «несправедливых цен» на нефть и газ и санкций Запада, и постепенно пересаживаться с БМВ на «Лады-приоры» и «УАЗы-Патриоты». Всей страной, а не только отдельно взятым чиновникам.

Примечание

* - финт – 1. Хитрая уловка. Словарь русского языка С.И. Ожегова, М., 1984, стр. 741.

** - emerge – 1) появляться; всплывать; выходить 2) выясняться 3) вставать; возникать (о вопросе и т.п.). В.К. Мюллер «Англо-русский словарь», издание 23-е, стереотипное, М., «Русский язык», 1991, стр. 238. Правда, в самом последнем значении слова «emergent» приводится весьма вольный его перевод: «emergent nations» - «страны, получившие независимость, развивающиеся страны» (выделено мной – Д.К.).

Такой вольный перевод, по сути, является скорее чисто эмоциональным проявлением субъективной симпатии к таким странам, нежели точным переводом истинного значения.

Глава размещена 05.07.2017 года

Даты написания настоящей главы: