ШУБРИКОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ (1893-1937). Часть 2. Материалы к биографии: Шубриков и Рейнгольд

Значительный интерес при исследовании биографии В.П. Шубрикова представляют факты его личных контактов с крупным троцкистом 20-30-х годов Исааком Исаевичем Рейнгольдом (1897-1936 годы жизни). Это обстоятельство тесным образом «завязалось» на «куйбышевские дела» второй половины 30-х годов.

И.И. Рейнгольд навсегда вошёл в Историю тем, что оказался в группе 75 деятелей троцкистско-зиновьевской оппозиции, исключённых из партии по решению XV съезда ВКП(б) в декабре 1927 года. (1)

Я в ранней юности, в возрасте 13-14 лет, детально изучил этот список по фолианту «КПСС в решениях съездов и конференций» 1954 года издания, и замечу, что фамилии диссидентов 20-х годов уже тогда, в 70-е годы, для меня звучали чарующей музыкой: …Мино, …Дунэ, …Уконен, … Слидовкер, …Котолынов, …Тартаковская, …Толмазов, …Аусем, …Гертик, …Будзинская …Лелозол, …Рафаил, …Роцкан. (2)

Значительно позже я узнал, что в СССР лишь 4 тысячи большевиков из 745 тысяч отважились в 1926-1927 годах стать в оппозицию сталинскому режиму и его клике. Плюс ещё 3 тысячи воздержались (за что их преследовали с не меньшей свирепостью, чем полноценных оппозиционеров). (3) Менее, чем один процент от общей численности Коммунистической партии, поддержали линию Троцкого-Зиновьева, чем на протяжении полувека бахвалилась советская историческая наука. Было бы чем бахвалиться…

Рейнгольд, как и большинство исключённых, «покаялся» и в 1928 году был восстановлен в партии. Несмотря на, казалось бы, утрату доверия к нему, карьера его после исключения-восстановления оказалась даже более впечатляющей, чем в пред-«троцкистский» период деятельности. До исключения он был заурядным членом коллегии Наркомата финансов СССР и начальником Бюджетного управления (1924-1926 годы). А с 1930 года он занимал пост начальника Главхлопкома Наркомата земледелия СССР. Здесь, на этой должности, он и сблизился с тогдашним заворгом Средне-Азиатского Бюро ЦК ВКП(б) в гор. Ташкенте Шубриковым.

Оба друга росли в карьерном плане практически синхронно. В 1932 году Шубриков возглавил Средневолжскую краевую парторганизацию, а Рейнгольд, вообще, дослужился до знаковой должности заместителя Наркома земледелия СССР «по техническим культурам», в связке с должностью начальника «Хлопкотрактороцентра» - Главного Управления хлопковых Машинно-тракторных станций (МТС) НКЗ СССР.

Такого, чтобы бывший кадровый троцкист занял столь высокую должность в госаппарате (заместитель союзного Наркома), надо было ещё поискать!.. «Таких» можно перечислить по пальцам:

В 1934 году, до очередного исключения из партии (декабрь 1934 г.), Рейнгольд занимал крупную должность начальника Главного хлопкового управления НКЗ СССР. До ареста 27 апреля 1936 года являлся начальником ирригационного управления Южно-Казахстанского областного земельного отдела в Чимкенте, Узбекистан.

Интрига состояла в том, что, случайно ли, закономерно ли, но в Куйбышеве в середине 30-х годов проживала родная сестра И.И. Рейнгольда – Надежда. Через брата она, несмотря на молодость, имела прямые связи с тогдашней партийно-государственной элитой СССР и, в частности, с главным героем нашего исследования – В.П. Шубриковым.

Дальнейшие события приобретали всё более мрачный характер. Как для бывшего оппозиционера Рейнгольда, так и для правоверного сталиниста Шубрикова.

А заодно, до кучи, и для аполитичной студентки Нади Рейнгольд.

В декабре 1934 года, после убийства Кирова, её брата с треском сняли с высокой должности и вышибли из партии, как «связанного с троцкистским подпольем». Причём, не «тихой сапой», а шумно, на весь СССР: 12 января 1935 года «Правда» вышла с разгромной статьёй по Рейнгольду! В частности, указывалось, что в октябре 1933 года он вместе с Р.В. Пикелем и И.П. Бакаевым участвовал в похоронах личного секретаря Зиновьева – Богдана, который покончил жизнь самоубийством. За это Рейнгольд ещё год назад получил «строгий выговор» по партлинии.

В начале 1935 года, уже после ниспровержения Рейнгольда с советского Олимпа, когда он проезжал через Куйбышев транзитом из Ташкента в Москву, Надежда тайком последний раз в жизни встретилась с братом одна, ничего не сказав об этом Шубрикову. (4)

Спустя полтора года, в августе 1936 года, в Москве состоялся так называемый «Первый Московский процесс», на котором И.И. Рейнгольд был одним из 16 обвиняемых. Все газеты СССР – от центральных «Правды» и «Известий» до районных малотиражек - ежедневно заходились в исступлённом бешенстве, проклиная на чём свет стоит «презренных изменников и врагов народа». И, как это часто бывало и бывает в Центральной России, русские фамилии (Смирнов, Евдокимов, Бакаев) не были «на слуху» у миллионов обывателей. Зато звучные «инородческие» фамилии – Рейнгольд, Пикель, Дрейцер – молниеносно проникали в их зомбированный мозг и, ну, никак оттуда не выковыривались уже до самой смерти.

Надо ли подчёркивать, какие жуткие эмоции была вынуждена испытывать Надежда Рейнгольд с того момента, как все газеты страны стали склонять фамилию её родного брата – Исаака?

В итоге И.И. Рейнгольд, как и все другие обвиняемые по августовскому (1936 года) Процессу, был расстрелян. А Надежде как-то предстояло жить дальше с её «звучной» фамилией. И «дальше» - была сплошная мука.

28 августа 1936 года, спустя несколько дней после сообщения о расстреле фигурантов «Процесса Зиновьева-Каменева», куйбышевская газета «Волжская коммуна» в особой статейке поведала об исключении из комсомола Надежды Рейнгольд, сестры казнённого И.И. Рейнгольда. В статье сообщались детали: 3 года она училась в Куйбышевском индустриальном институте и даже была членом комитета ВЛКСМ института.

Но до её ареста оставался ещё целый год, и как она его прожила – можно только догадываться: подвергаясь ежедневной травле «честными патриотами» и ожидая худшего.

И.И. Рейнгольд, проживший до обидного короткую жизнь, явно родился «под несчастливой звездой». Его угораздило (правда, уже посмертно, через два года после его казни) быть упомянутым в культовой книге «Всех Времён и Народов» - «Истории ВКП(б). Краткий курс», которая вышла первым изданием в 1938 году, и впоследствии переиздавалась сотнями миллионов экземпляров. На странице 312 этой замечательной книги указывается:

«Суду были преданы Зиновьев, Каменев, Бакаев, Евдокимов, Пикель, Смирнов И.Н., Мрачковский, Тер-Ваганян, РЕЙНГОЛЬД и другие. Самое чудовищное нравственное и политическое падение этих людей, самая низкопробная подлость и предательство, прикрывавшиеся двурушническими заявлениями о преданности партии, были вскрыты на судебном процессе, который происходил в Москве в 1936 году».(5)

Каков стиль! «Чести» быть упомянутыми в «Кратком курсе» удостаивались лишь единицы из миллионов «врагов народа» сталинской эпохи.

«Краткий курс» с трепетом штудировали по всему СССР десятки миллионов «совков». Фамилии упомянутых в нём «врагов народа» они проклинали с той самой истовостью, которая характерна для рабов, внявших приказу своих рабовладельцев шельмовать кого-то и за страх, и за совесть, но, главное, - не задумываясь о первопричинах происходящего.

И где бы ни находилась Надежда Рейнгольд, повсюду в самом почётном углу красовался «Краткий курс» с впечатанной в него фамилией её брата. Книгу эту в СССР читали все от мала до велика, и можете себе представить, каким образом окружающие строили свои взаимоотношения с ней, и каково ей было при этом.

Кстати, то же самое можно сказать и о дочери П.А. Залуцкого, которая перевелась на учёбу в Куйбышевский Плановый институт из Саратова (6) незадолго до начала Всесоюзной кампании по убийствам старых и заслуженных революционеров, соратников Ленина. Залуцкий тоже упомянут в «Кратком курсе» - на странице 265.

Любопытные факты, характеризующие реалии тех лет, содержатся в Архивно-следственном деле (АСД) Рейнгольд Надежды Исаевны, сестры И.И. Рейнгольда. Номер АСД П-6960, начато 04.08.1937 года, окончено 08.02.1938 года. Исследовано в 1990 году.

Уроженка гор. Минска, дата рождения 5 декабря 1914 года, незамужняя, беспартийная, член ВЛКСМ, студентка 3-го курса Куйбышевского индустриального института Н. Рейнгольд была арестована 4 августа 1937 года Управлением НКВД по Куйбышевской области.

Арест произвёл оперуполномоченный 4-го (Секретно-политического отдела) УГБ УНКВД по Куйбышевской области Астанков Н.И. (7)

Фабула обвинения:

«Рейнгольд Н.И., являясь сестрой расстрелянного участника троцкистско-зиновьевского террористического центра Рейнгольд И.И., о подпольной контрреволюционной деятельности которого знала и поддерживала с ним и другими участниками контрреволюционной троцкистской организации связь, что в двурушнических целях скрыла от партии и следственных органов.

На основании изложенного Рейнгольд Н.И. подлежит аресту и привлечению к уголовной ответственности по ст. 58-10 УК РСФСР».

О степени «завязанности» Надежды Рейнгольд на партийно-государственные интриги тогдашнего города Куйбышева можно составить мнение по её ответу на поставленный следователем Генераловым (8) в ходе допроса 22 декабря 1937 года (листы дела №№ 8-13)

Вопрос: «Как давно вы знаете руководителя право-троцкистской организации в Куйбышевской области Шубрикова?».

Ответ: «С Шубриковым я познакомилась в 1934 году, проживая у Мулина (9), квартира которого находилась рядом с квартирой Шубрикова, а с 1935 года по август 1936 года, то есть, после выезда из Куйбышева Мулина, я проживала у Шубрикова» (выделено мной – Д.К.).

Другие, зафиксированные в АСД, ответы Н.И. Рейнгольд 22.12.1937 года на вопросы следователя сообщают подробности:

«Шубриков до последнего времени являлся близким другом Рейнгольда И.И.»;

«На протяжении ряда лет Шубриков поддерживал близкую дружескую связь с моим братом-террористом Рейнгольд И.И.»;

«Шубриков рассказывал о Рейнгольде, называя его близким другом»;

«Шубриков часто встречался с Рейнгольдом в Москве и не порывал связь с период ссылки Рейнгольда»;

«Работая в Средне-Азиатском Бюро (место ссылки Рейнгольда), Шубриков часто встречал у себя в квартире Рейнгольда».

Таким образом, Надежда Рейнгольд в Куйбышеве сначала проживала в квартире мужа её сестры комкора В.М. Мулина и находилась на его иждивении (1934-1935 годы), а затем жила в квартире Шубрикова, также на правах иждивенки (1935-1936 годы). Последним перед арестом Н.И. Рейнгольд местом её жительства значится адрес в старой, исторической части Куйбышева – улица Самарская, дом 100 квартира 1.

На протяжении года перед её арестом её героически скрывал у себя в квартире некто Кубельский Александр Фраимович. Уже после её ареста, когда вскрылся этот факт, Кубельский 21 февраля 1938 года был исключён из партии Куйбышевским горкомом ВКП(б) с формулировкой «как двурушник, скрывавший у себя на квартире в течение года сестру разоблачённого врага народа Рейнгольд». 20 марта того же года бюро Куйбышевского обкома партии за подписью и. о. 1-го секретаря Н.Г. Игнатова утвердило это решение нижестоящей партийной инстанции. (10)

Одного только факта бытовой близости Н. Рейнгольд с такими «матёрыми врагами народа», как родной брат-«террорист» и «участники право-троцкистского заговора» Шубриков и Мулин вполне было достаточно для обвинительного приговора.

После расстрела Рейнгольда в августе 1936 года Шубриков и его жена Рубцова (11) сказали Надежде, что дальше оставаться ей у них в квартире нельзя, так как это вызовет подозрения относительно связи Шубрикова с её братом. При этом, Рубцова советовала ей уехать из Куйбышева, не дожидаясь постановки вопроса о пребывании Надежды в комсомоле. Однако, она так никуда и не выехала. А зря. Хотя… куда там «ехать»? На этой грандиозной Зоне везде одно и то же. Достанут повсюду.

Сегодня выглядят трагикомичными, а тогда были совсем нешуточными сведения о Надежде Рейнгольд, изложенные с трибуны Пленума Ленинского райкома ВКП(б) 26 июля 1937 года шибко активным «студентом Куйбышевского индустриального института» Барсуковым И.В. (12):

«Ни парторганизация, ни комсомол института об этом не знали. Один комсомолец, который с ней гулял, когда прочитал в газете, пришёл в комитет комсомола и заявил («повезло» Рейнгольд с «кавалером»! - Д.К.). По этому вопросу у меня был разговор с Амасом (13). Комитет комсомола напирал на то, чтобы её убрать из института. Это было в период летних (1936 года – Д.К.) каникул. Я об этом докладывал Утехину (14), он обещал поговорить с Амасом, но не переговорил. Тогда я сам решил переговорить с Амасом. Амас спросил, есть ли факты, подтверждающие, что она знала о деятельности брата? Я ответил: «нет». Тогда Амас сказал, стоит ли такую молоденькую девчонку толкать в лагерь врага, не лучше ли воспитать её и сделать из ней преданного человека? Таким образом, Амас посчитал необходимым оставить её в институте.

Такое поведение секретаря горкома Амаса не заостряет парторганизацию на бдительность, на выкорчёвывание всяких такого рода элементов». (15)

Через 9 дней после выступления «заостренного» Вани Барсукова Надежда Рейнгольд была арестована. А ещё через 5 дней далеко от волжских далей был арестован и её бывший «квартирный хозяин» - бывший 1-й секретарь Куйбышевского обкома ВКП(б) В.П. Шубриков.

Не получив за полгода от Н. Рейнгольд «признательных» показаний относительно её «участия в терроре», органы НКВД утратили к ней интерес. И даже формально прекратили вести папочку «дело». Но и освободить её не входило в их намерение: близких родственников «резонансных» «врагов народа», да ещё и с такими же, известными всему Союзу, фамилиями, на свободу не выпускали ни при каких обстоятельствах.

По приговору Особого Совещания при НКВД СССР от 20 октября 1938 года в составе группы политарестантов (не менее 25 человек) Н.И. Рейнгольд была приговорена к 5 годам советского концлагеря, как «социально-опасный элемент».

Свой «малый срок» она отбывала в УсольЛАГе НКВД СССР.

В октябре 1956 года Н.И. Рейнгольд-Кравчук, проживающая по адресу: Казахская ССР, гор. Караганда, улица Кирова, дом 6, квартира 4, обжаловала своё осуждение, как необоснованное.

Постановлением президиума Куйбышевского облсуда 23 ноября 1956 года постановление ОС НКВД СССР в отношении неё было отметено, а сама она была полностью реабилитирована. (16)

Но, В.П. Шубрикова к тому моменту, к великому сожалению, уже не было в живых. 30 октября 1937 года в составе большой группы крупных партийных деятелей он был казнён в застенках сталинской «охранки». Запоздалая реабилитация «посмертно» вряд ли может служить утешением в этой страшной драме.

Так в океане человеческих трагедий советского лихолетья тихо растворились, ушли в небытие ещё две «частные истории» - партийного босса Шубрикова и молоденькой студентки Надежды Рейнгольд.

Что касается троцкиста Рейнгольда, то на протяжении полувека он продолжал считаться «врагом народа». Советская юстиция долго и упорно отказывалась снять с него облыжные обвинения, как и с многих других оппозиционеров. Только спустя 50 лет, в конце 80-х годов, когда советскому обществу было, в общем-то, уже глубоко наплевать на дела давно ушедших лет, и оно подспудно готовилось к «Великому Капиталистическому Рывку», И.И. Рейнгольд был реабилитирован вместе с другими участниками Августовского 1936 года «Московского процесса».

Трагедию спустили «на тормозах», попутно превратив её в фарс, и после массовой огульной «реабилитации» приступили к массовой огульной «приватизации».

«Как выяснилось», вовсе не намеревался Рейнгольд развалить Советский Союз, восстановить помещичье-капиталистические «порядки», насадить бандитско-уголовные нравы в стране, раздать общенародную собственность и финансовые активы в лапы матёрых уголовников. Ошибочка вышла.

За него, спустя полвека после «Ежовщины», всё это сделали ельце-путинисты.

Причём, совершенно безнаказанно.

Примечания.

(1) – «XV съезд ВКП(б). Стенографический отчёт». Том 2. Москва, Партиздат, 1936, стр.1208.

(2) – биографию И.И. Рейнгольда см. книгу К.В. Скоркина «Обречены проиграть (власть и оппозиция 1922-1934), М., 2011.

(3) – «История КПСС» в 6-ти томах. Том 4, книга 1 (1921-1929 годы). М., 1970. Стр. 463.

(4) – Архивно-следственное дело Н.И. Рейнгольд, УКГБ по Куйбышевской области, Архивное подразделение. Дело № П-6960, лист дела 9.

(5) – «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс», Москва, ГИПЛ, 1938, стр. 312.

(6) – ПАКО. Фонд 1141, опись 36, дело 172 (переписка партийных органов по Куйбышевскому Планово-Экономическому институту).

Залуцкий Пётр Антонович (1887-1937). Видный революционер, соратник В.И. Ленина, советский партийный деятель. Расстрелян в 1937 году. Реабилитирован.

(7) – В ПАКО хранится большое дело по исключению Николая Ивановича Астанкова из партии на заседании бюро Куйбышевского обкома КПСС 26 ноября 1957 года с формулировкой «за грубые нарушения социалистической законности и фальсификацию следственных документов, послуживших основанием к расстрелу Митягина Н.А. и Останкова Б.П., преподавателей техникума». Фонд 656, опись 122, дело 42.

Однако, в уголовно-судебном отношении Астанков наказания за свои «деяния» 1937-1938 годов не понёс ввиду решения Военного Прокурора ПРИВО от 13.06.1957 года «за давностью срока (статья 14 УК РСФСР) уголовное дело против Астанкова Н.И. не может иметь место, хотя подпадает под действие статьи 193-17 пункт «б» УК РСФСР».

(8) – Генералов Михаил Александрович –

Приказом по УНКВД КО от 10.03.1937 г. № 175 назначен оперуполномоченным 6-го отделения 4-го отдела УГБ УНКВД по КО.

Функциональное разграничение отделений внутри 4-го отдела было закреплено, в частности, приказом по УНКВД № 0082 от 01.06.1937 года.

Так, 6-ое отделение вело направление: «Контрреволюция в промышленности, среди ИТР, интеллигенции и рабочей молодёжи, фашистский и белогвардейский элемент».

4-ое отделение: «ВУЗы, ВТУЗы и другие учебные заведения, научная интеллигенция, участники контрреволюции в среде врачей, писателей и прочая интеллигенция».

Так что, М.А. Генералов «занимался» студенткой Н.И. Рейнгольд после её ареста 4 августа 1937 года в строгом соответствии с функциональным разграничением.

На июнь, ноябрь 1937 г., февраль 1938 г. – о/у 4-го отдела УГБ УНКВД по КО.

На декабрь 1937 г. – о/у 4-го отд-я 4 отдела УГБ (получает денежную компенсацию за неиспользованный в 1937 году отпуск в числе большой группы сотрудников УНКВД).

На июнь, август 1939 г.- временно и.о. начальника Следственной части УНКВД КО.

На сентябрь 1939 г.- начальник Следственной части УНКВД КО.

Сержант госбезопасности (1939 г.)

Младший лейтенант госбезопасности (на июль, сентябрь 1939 г.). По сведениям на 1957 год (разбор «дела Н.И. Астанкова»), «01.10.1942 года убыл в действующую армию; судьба неизвестна» (ПАКО. Фонд 656, опись 122, дело 42, лист 17).

(9) – Мулин Валентин Михайлович (1885-1938).

Крупный военный деятель СССР. Звание: Комкор (1935 год). В 1932-1935 годах – помощник, затем с введением должности заместителя – заместитель командующего войсками Приволжского военного округа. В 1936-1937 годах – зам. командующего войсками Белорусского ВО. Перед арестом в 1938 году - заместитель командующего войсками Закавказского ВО. Арестован, расстрелян по приговору «Тройки» НКВД Грузинской ССР от 21 июня 1938 года. Посмертно реабилитирован.

(10) – газета «Волжская коммуна» (гор. Куйбышев), 26 марта 1938 года.

(11) – Рубцова Ирина Николаевна (1905- ? ).

Член РКП(б) с 1924 года. На январь 1932 года – заведующая торгово-кооперативным сектором Самарского горкома ВКП(б). Делегат 4-й Самарской городской конференции ВКП(б) (ПАКО. Ф. 714, оп. 1, ед. хр. 164, л. 48 – анкета делегата). Последующая судьба не установлена.

(12) – Барсуков Иван Васильевич (1901- ? ).

Член РКП(б) с апреля 1924 года. Номер партбилета образца 1936 года – 0197931.

На октябрь 1936 года – секретарь комитета ВКП(б) Куйбышевского индустриального института. Делегат 3-й Ленинской районной конференции ВКП(б) гор. Куйбышева (ПАКО. Ф. 1004, оп. 1, ед. хр. 51, л. 16 – анкета делегата).

На май 1937 года – студент Куйбышевского индустриального института. Делегат 7-й Куйбышевской городской конференции ВКП(б).

Член пленума Самарского горкома ВКП(б) 5-го созыва (1934 год) и Фрунзенского городского райкома ВКП(б) (ПАКО. Ф. 714, оп. 1, ед. хр. 502, л. 71 – анкета делегата).

На май 1938 года – инженер спецотдела завода КИНАП (гор. Куйбышев). Делегат 8-й Куйбышевской городской конференции ВКП(б). (ПАКО. Ф. 714, оп. 1, ед. хр. 559, л. 81 – анкета делегата). Последующая судьба не установлена.

(13) – Амас-Амирбеков Александр Семёнович (1904-1938).

Член РСДРП(б) с 1917 года. В 1935-1937 годах – 1-й секретарь Куйбышевского городского комитета ВКП(б). Арестован в 1937 году. Расстрелян 10.05.1938 года. Посмертно реабилитирован. Биографическая справка и фотография, см. газета «Волжская коммуна» (гор. Куйбышев), 27 марта 1935 года – публикация в связи с избранием 1-ым секретарём Куйбышевского горкома ВКП(б). Личное дело на 1937 год см. ПАКО, фонд 656, опись 41, дело 115.

(14) – Утехин Михаил Георгиевич (1899-1938).

Член РКП(б) с 1920 года. В январе-октябре 1936 года – 1-й секретарь Фрунзенского райкома ВКП(б) гор. Куйбышева. В октябре 1936-августе 1937 года – 1-й секретарь Мокшанского райкома ВКП(б). Арестован в 1937 году. Расстрелян 13.05.1938 года. Посмертно реабилитирован. Личное дело на 1937 год см. ПАКО, фонд 656, опись 41, дело 2013.

(15) - Источник: ПАКО. Фонд 1004 (Ленинский райком ВКП(б) г. Куйбышева), опись 1, ед. хр. 75 – протоколы бюро Ленинского райкома ВКП(б) г. Куйбышева за апрель-июль 1937 года. Лист дела 60 – фрагмент выступления И.В. Барсукова на пленуме Ленинского райкома ВКП(б) 26 июля 1937 года.

(16) – Надежда Исаевна Рейнгольд упомянута в Самарской «Белой книге». Учитывая то, что каждый том этого многотомного издания формирует список фигурантов сплошняком по всему алфавиту, найти разыскиваемого человека представляется довольно проблематичным – придётся перелопатить все тома, пока искомая личность не найдётся. Выполняю за читателя этот труд и сообщаю «реквизиты» публикации персоналии на Н.И. Рейнгольд: том 2, Самара, 1997, стр. 232.

Сокращение. ПАКО – прежнее наименование Партийного архива Куйбышевского обкома КПСС.

Размещено 13.07.2017 года

Даты написания: